Игра на тайных комплексах

 Игра на тайных комплексах

Ставки в ней – душа и свобода, а то и жизнь

Недавно центральные каналы сообщили очередную новость по делу Варвары Карауловой. Правда, теперь эту девушку зовут иначе. Правоохранители рекомендовали ей сменить имя, в том числе и в целях безопасности. Московская студентка, которой предъявлено обвинение в попытке примкнуть к террористам, останется под стражей до марта. Девушка так и не прервала контакт с теми, кто втянул ее в эту историю. Или это они не оставили ее в покое?

Ничего личного, просто работа…

Как отметил в одном из недавних выступлений президент Информационно–аналитического центра «Религия и общество» Алексей Гришин, сегодня на экстремистские организации работает целая сеть профессионалов. Они пользуются нейролингвистическим программированием, обещают различные блага. Пропаганда террора, по оценке специалистов, ведется более чем на двадцати языках. И русский среди них занимает третье место, после арабского и английского. Неудивительно, ведь по-русски говорят около 260 миллионов человек, в основном на территориях бывшего СССР.

Обширнейшая аудитория, среди которой рано или поздно попадется кто-то внушаемый и  легковерный. Вроде тверского студента, судебный процесс над которым проходил этим летом. Парень не успел добраться до «горячей точки» и взять в руки автомат, его поймали в аэропорту. Личность «друга из Сирии», с которым общался тверитянин, установили, им оказался профессиональный переводчик и вербовщик.

Умирать не хочет никто

Будем надеяться, что этот печальный опыт станет уроком не только для нашего земляка. Есть  примеры, пусть и единичные, когда молодым людям удавалось вырваться из сетей вербовщиков. Сумел  же здраво оценить произошедшее грозненский студент Саид. На волне последних новостей о судьбе Варвары СМИ часто вспоминают и его историю.

Он тоже обзавелся «другом из Сирии». Четырех месяцев Интернет-переписки хватило, чтобы мирный программист  пересмотрел свои идеалы. Парень добрался до зоны военных действий. И лишь на месте осознал, что речь идет вовсе не о борьбе за права слабых и угнетенных, как ему говорили. Саиду удалось бежать обратно в Россию. Он сам явился в правоохранительные органы, провел  несколько месяцев в колонии. И счел это не самой высокой ценой за спасение своей жизни. На следствии парень говорил, что ехал в зону конфликта «защищать сирийцев, а не умирать».

А вот 22-летнему солдату из Екатеринбурга была поручена другая «миссия» — проповедовать идеи экстремизма среди сослуживцев. Служил он ни много ни мало во внутренних войсках МВД. Его судили по части 2 статьи 205.5 УК РФ (участие в деятельности террористической организации) и приговорили к  5 годам лишения свободы.

Как видим, эмиссары террористов могут «наследить» где угодно. В поле их зрения вузы, школы, кафе, общежития. И конечно же, социальные сети и Интернет- форумы. А вдруг им на глаза попала страничка вашего ребенка? Попробуем проанализировать, что за методы используют вербовщики, и как им противостоять.

Бандиты, а не герои

По приведенным фактам видно: злоумышленников в первую очередь привлекает молодежь. Авантюристы, идеалисты, просто не адаптировавшиеся к взрослой жизни ребята. Зачастую вербовщики пытаются сыграть на псевдогероической романтике. И особенно на поиске веры.

Так, студенту из Грозного они методично присылали фотографии разрушенных домов и мечетей, плачущих женщин и детей. Парня звали «встать на защиту сирийского народа».

Подобные сообщения получал и молодой тверитянин. Злоумышленник упрекал студента, что за годы жизни в России он забыл свои корни и веру, звал на помощь гибнущим «братьям».

В обоих случаях на парней обрушился такой поток ложного пафоса, что они даже и не сообразили: по предложенному «рецепту» можно стать разве что бандитами, но не героями. Участие в вооруженном незаконном формировании – уголовно наказуемое преступление, за которое можно отправиться за решетку лет на 10.

Не правда ли, известный прием. Расхождение между теорией и практикой, так называемый эзотерический разрыв. Он используется практически в любой тоталитарной секте, и никогда — в традиционной религии. 

Об этом стоит задуматься тем, кто все еще считает боевиков ИГИЛ мусульманами. Авторитетные  мусульманские богословы единодушны во мнении:  исламское государство Ирака и Леванта не вправе именовать себя так. Во-первых, это вообще не государство (оно призвано защищать права и свободы граждан, которые в ИГИЛ постоянно нарушаются). А во-вторых, деятельность этой группировки идет вразрез с законами ислама, и более того, дискредитирует его. Ведь агрессию, убийства, террор не одобряет ни одна религия.

Любовная ловушка

Именно в нее попала Варвара. Даже теперь, когда стало очевидно, что девушку обманули и использовали, и с ней беседовал не любящий мужчина, а циничный хладнокровный вербовщик, она все еще не может избавиться от чувства к виртуальному «жениху». Казалось бы, после того, как эта история облетела все СМИ, даже школьнице должно быть понятно: ухажеры из «исламского государства» до добра не доведут. Так ведь нет, снова задержали  пятерых девчонок. У одной из них в телефоне стоял статус: «лучше быть вдовой шахида, чем женой труса». Девочки намеревались пробраться в Сирию «к мужьям». Так они называют молодых людей, которых видели только на фотографии в соцсети.

Хотя не факт, что это были аккаунты реально существующих людей. И вряд ли в конце пути беглянок действительно ждали влюбленные юноши. Возможно, для этих девушек готовили участь террористок-смертниц. А то и иную. Давно ли мир шокировала новость: ИГИЛ « узаконило», если можно так выразиться, рабство, возродив рынки невольников, и конечно, невольниц.

Кстати, уже это весомая мотивация для отморозков и садистов всех мастей. Захваченные бандитами города и селения – это территория беспредела, где человека можно купить и продать, где насилие возводят в норму и где вооруженные до зубов бандиты могут дать волю самым низменным наклонностям.

 А для прочих это повод задуматься: действительно ли им кажется подходящей такая компания «товарищей по оружию»?

Знания против манипуляций

Сегодня спецслужбы принимают все меры для противодействия экстремизму. Но борьба с этим явлением будет эффективна только тогда, когда в нее включится все общество. Нашим оружием должны стать знания. Ясное представление о традициях и религии своего народа (и не только, ведь Россия всегда была многонациональной и многоконфессиональной страной). Умение работать с источниками, анализировать и уточнять информацию. Воспитание детей в духе ценностей, которые актуальны во все времена. Выросший в атмосфере любви и духовности человек  понимает: те, кому ты и вправду дорог, никогда не подвергнут тебя опасности. А настоящий духовный поиск невозможен без серьезных размышлений. К любым убеждениям, в том числе и религиозным, мы приходим в результате напряженной внутренней работы.

Готовый рецепт любви, подвига и веры нельзя найти в Интернете. А если он там вдруг появился – это наверняка опасный суррогат.